Оружейная теория (arms_theory) wrote,
Оружейная теория
arms_theory

Categories:

Оружие на картинах Ганса Гольбейна

 
 
Ганс Гольбейн младший, автопортрет
(1542, Галерея Уффици, Флоренция)


Он родился в Аугсбурге (Германия) в 1497 или, по другим данным, в 1498 году, в семье, богатой художниками: рисовал его дядя, брат и отец, Ганс Гольбейн Старший, прославившийся картинами на религиозные сюжеты, который и стал его первым учителем.

Пройдя обучение в мастерской отца, семнадцатилетний Гольбейн отправляется в швейцарский город Базель, один из крупнейших центров науки и искусства того времени. Работает там некоторое время, а затем отправляется в Италию, чтобы познакомиться с работами мастеров Высокого возрождения, в первую очередь — Леонардо и Рафаэля, отдельные приемы он использует в своих ранних женских портретах — "Лаис Коринфской" (1526) и "Венере с Амуром" (1524-25).

По возвращении в Базель в 1519 году Ханс — признанный мастер, он вступил в базельскую гильдию художников и, после преждевременной кончины брата унаследовал его мастерскую. В отличие от отца, мастером религиозных сюжетов Гольбейн не стал. Сложно сказать, что сыграло большую роль: его личные склонности или Реформация, прокатившаяся по всему Северу Европы и сильно повлиявшая на отношение к искусству и на количество заказов. Некому было заказать роспись потолка капеллы или изображение Богоматери с младенцем, поэтому художникам приходилось ориентироваться на потребности других заказчиков. Других заказчиков интересовало главным образом украшение домов, создание красивых вывесок, витражей и увековечивание собственного облика. Именно этим и приходилось заниматься Гольбейну в первую очередь. Однако он создает и работы другого рода: в 1524-26 году он создает цикл гравюр «Пляска смерти» (изданы они были позже, в 1538 г.), а в 1521 году — картину «Мертвый Христос» (Базель, Публичное художественное собрание), ту самую, которая спустя годы так сильно смущала Ф. М. Достоевского.

Эскиз знака кузнечной мастерской
(1520, Музей искусств, Базель)

Во время своей работы в Базеле Гольбейн тесно общается с известным философом и ученым Эразмом Роттердамским, иллюстрирует его книгу "Похвала глупости", пишет несколько портретов своего покровителя. Тем не менее, Базель ему пришлось покинуть: заказчиков не хватало и он решил попытать счастья в другой стране. По рекомендации Эразма осенью 1526 года Гольбейн отправляется в Англию к Томасу Мору. У него он проводит чуть больше года и за это время успевает написать портреты самого Томаса Мора (1527, Коллекция Фрика, Нью-Йорк), его семьи (1526-27, Коллекция Королевы, Виндзор) и его окружения — архиепископа Кентерберийского Уильяма Уорхэма (1527, Лувр), астронома Никласа Кратцера (1528, Лувр), Джона и Томаса Годсэлви (1528, Картинная галерея, Дрезден).

По возвращении в Базель он заканчивает некоторые начатые раньше работы, выполняет несколько новых заказов, но дела по-прежнему идут не очень хорошо, поэтому вскоре он опять уезжает в Лондон, на этот раз насовсем. К этому времени его прежний покровитель — Томас Мор — оказывается в опале и Гольбейну приходится искать покровительства у немецких купцов — членов Ганзейского союза. Он украшает росписями их резиденцию «Стальной двор» (не сохранились) и пишет многочисленные портреты («Портрет Г. Гисце»).

Слава Гольбейна как великолепного портретиста быстро растет, и вскоре появляются заказы от высокопоставленных особ и даже придворных: он пишет портреты французских послов при английском дворе: Жана Дитевилля, Жоржа де Сельве (их парный портрет написан в 1533, Национальная галерея, Лондон) и Шарля де Солье, герцога Моретт (1534-35).

 
Слева: Шарль де Солье, герцог Моретт (1534-35, Дрезденская картинная галерея)
Справа: Жан Дитевилль (фрагмент картины «Посланники», 1533, Национальная галерея, Лондон)

Скорее всего, именно эти работы обратили на себя внимание Генриха VIII, и с 1536 года Ганс Гольбейн Младший становится придворным художником. Ничего удивительного в таком успехе: для парадных портретов художник, обладающий такой виртуозной техникой, был просто незаменим. Внимательно и точно он воспроизводил не только черты лица своих моделей, среди которых был сам король, его тогдашняя супруга (?) Джейн Сеймур, многочисленные придворные, но и то, без чего официальный портрет невозможен: знаки высокого статуса: богатые одежды, украшения и, конечно же, оружие.

Сэр Николас Кэрью, главный конюший Генриха VIII
(1532-33, замок Драмланриг, Торнхилл, Шотландия)

Небольшой, но всегда богато украшенный кортик — необходимая деталь костюма и короля и других высокопоставленных чиновников и придворных. Эта изящная вещь — очень дальняя родственница того меча, которым при посвящении препоясывали рыцаря или числе прочих регалий вручали новому монарху во время церемонии коронации, меча, являвшегося символом публичной власти, особого права применять оружие, а в более широком смысле — знаком особого статуса человека, который его носит.

Henry VIII and the Barber Surgeons
c. 1543 Royal College of Surgeons of England, London

Новая эпоха, но в большей степени новая обстановка диктуют свои условия: с полноценным мечом короля можно увидеть разве что во время особо торжественных церемоний, когда он сидит на троне в полном облачении. В остальное же время длинное оружие заменяется своей уменьшенной копией, украшенной золотом, литьем, чеканкой, драгоценными камнями. Обилие украшений было таким, что, в конечном счете, такой кинжал превращался в большей степени в произведение ювелирного искусства, а не оружейного. Достаточно представить, как могли выглядеть воплощенными в действительности эскизы Гольбейна, выполненные с даже не ренессансной, а барочной изощренностью, наверняка это отголоски итальянских впечатлений.

Эскиз оформления церемониального кортика
(1534-38, Британский музей, Лондон)

Дизайн эфеса кортика
(1534-38, Музей искусств, Базель)

Эскиз оформления кортика
(1534-38, Музей искусств, Базель)

Как мы видим, в основном кортики на эскизах имеют более-менее традиционную форму, напоминающую миниатюрный меч с прямой или изогнутой (симметрично или S-образно) крестовиной. Но есть среди них экземпляры, имеющие менее привычный внешний вид. В немецкоговорящих странах они называются нирендольх, то есть «кинжал с почками», а в англоговорящих — «ballock-dagger» (иногда попадается вариант «bollock-dagger»), в дословном переводе — «кинжал с яйцами» или «кинжал с мошонкой». Если посмотреть на ранние кинжалы такого типа (в Европе они существовали с 13 по 18 век, а вообще как вид — намного, намного дольше), то причина возникновения такого термина становится вполне очевидной. В более позднюю эпоху характерные шаровидные выступы у основания клинка уменьшались до «приличных» размеров и значительно замаскировывались богатым оформлением.


Ballock-dagger.
Scotland, 15th century.

Эскиз оформления гарды для “ballock-dagger” и верхней части ножен
(1536-38, Британский музей, Лондон)

 
Эскиз оформления кортиков и кинжалов
(1532-43, Британский музей, Лондон)


Генрих VIII
После 1537 года, галерея искусств Уокера, Ливерпуль

Ещё один вид оружия, фигурирующий в работах Гольбейна — это кинжал, который часто называют по фамилии живописца, несмотря на то что он всего лишь придумал вариант оформления ножен для него. Также он фигурирует под названиями "баселард" (Baselard, "базельский") Форма этого кинжала считается характерной для Швейцарии (где художник жил и работал долгое время): ромбовидного сечения клинок, деревянная или костяная рукоять также ромбовидного сечения, с расширенной центральной частью и, самое главное: полукруглое навершие и крестовина, обращенные вогнутыми сторонами друг к другу. Такие кинжалы назывались «hauswehre», «домашние, для дома» и могли быть самой разной длины и применялись не только для решения боевых задач, но и для хозяйственных нужд. Ножны для них могли изготавливаться различным способом, но Гольбейн, по всей видимости, рисовал эскиз прорезного металлического корпуса, внутри которого располагались собственно ножны — деревянные, возможно обтянутые кожей или тканью. Сюжет для оформления — отголосок давней работы, «Пляски смерти».


Сферический баселард в вакууме


Эскиз ножен швейцарского кинжала
(1540, Государственный музей в Берлине, кабинет гравюр)





Плодотворное сотрудничество Гольбейна с королевским двором закончилось из-за случайности. Ему было поручено написать портрет Анны Клевской, которая должна была стать очередной супругой Генриха VIII. Гольбейн отправляется к ней на родину и возвращается оттуда с портретом: точеные черты лица, красивые глаза — просто куколка. Король, естественно, сразу же одобрил невесту, заключил брачный договор и стал дожидаться. Когда невеста прибыла, короля постигло жестокое разочарование. Он сразу же подал на развод. Этот эпизод ощутимо ударил по престижу Гольбейна и больше важных заказов ему не поручали.

В 1543 г., между 7 октября и 29 ноября, Гольбейн умер от чумы, свирепствовавшей в Лондоне.

Частичную подборка работ Гольбейна можно посмотреть здесь.
Tags: =холодное оружие=, Оружие в изобразительном искусстве, период: XVI век
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments